Я не знаю, как сейчас обстоит дело с движением стритрейсеров, но я только поддерживаю такого рода увлечения. Я за то, чтобы все было легально, чтобы были треки, чтобы эта культура оформлялась и развивалась.

Картина «Стритрейсеры» выходит на экраны 6 марта, и его создатели уже развернули масштабную рекламную акцию — с развешенных по всему городу афиш на прохожих глядят главные герои, а кадры из фильма мелькают в рекламе сотового оператора. Сейчас актеры Алексей Чадов и Эльвира Болгова вместе с постановщиком трюком Виктором Ивановым готовы рассказать о своем детище. Ощутимо не хватает Стаса Бондаренко, главного уличного гонщика фильма, но зато есть несколько человек из клуба Nightracing, которые участвовали в выполнении трюков.

Разговор, конечно же, заходит о машинах. Виктор Иванов с ходу даже не может сообразить, сколько роскошных спортивных красавиц было разбито во время съемок и немного смущенно оправдывается:

«Извините, мы прямо со съемочной площадки и всю ночь разбивали что-то еще. — Машин для фильма было приобретено примерно на 300 тысяч долларов, все они остались там в Петербурге».

На каверзные вопросы о том, как же в «Стритрейсерах» удалось разогнать «Жигули» до Скорости 200 км/ч, Иванов с улыбкой отвечает: «При помощи компьютерной графики».

А как насчет тех трюков, которые выполнялись вживую? Кто в этих случаях сидел за рулем — каскадеры или сами актеры?

«На Subaru ездили, на Феррари ездили, — вспоминает Алексей Чадов. — Феррари у нас была одна, и Слава Богу, что она дожила до последнего съемочного дня. Есть эпизод в фильме, где в кадр ее загоняли уже с толкача. Так что нам, конечно, разрешали погонять, но очень аккуратно, и все основные трюки выполняли профессионалы».

Тема быстрой езды близка Чадову не только в кино, но и в жизни:

«Меня останавливают за превышение скорости постоянно. Я очень люблю нашу милицию и ДПС за то, что с ними всегда можно договориться. В любой другой стране мира тебя останавливают, и дальше ты идешь пешком. Но у нас совсем другое дело, и мне это нравится».

Но довольно о машинах — в конце концов, любой фильм делают прежде всего люди. Чадов с удовольствием вспоминает, как ему работалось с режиссером Олегом Фесенко:

«Никакой особой тирании не было, да и бессмысленно с нами воевать. Со мной, по крайней мере. Поэтому мы просто нашли с Олегом общий язык. Он очень живой, доброжелательный человек, настоящий профессионал».

Сам Фесенко, снявший как первый русский «Форсаж», так и «Ведьму», приехать не смог, так что на вопрос Кинопоиска о том, чем же «Стритрейсеры» отличаются от американских аналогов, отвечать пришлось все тому же Чадову:

«Ну, конечно, бюджетом. Последний Форсаж стоил около 60 миллионов долларов, включая гонорары актеров. У нас бюджет в десять раз меньше. Поэтому, конечно, Стритрейсеры отличаются от американских фильмов качеством, машинами, да и всем остальным. В фильмах такого жанра самое главное — заплатить нормальные деньги каскадерам и постановщикам трюков. В общем, все, что касается технической стороны. Я считаю, что за 6 миллионов долларов, которые у нас были, мы сняли неплохую картину».

Виктор Иванов кивает в знак согласия, а Алексей продолжает:

«А еще наш фильм слегка отличается историей, городом. Мне нравится, что снимали в Петербурге. Там получается какая-то другая картинка — машины немного потертые, и все какое-то будничное».

Так почему же все-таки для места съемок выбрали Петербург?

«Так уж сложилось. В Петербурге находится киностудия Черепаха, да и ночью там спокойнее снимать. Мы работали, и никто к нам не приходил, не задавал никаких вопросов, как это обычно бывает в Москве. Да и в столице закрыть дороги для съемок было бы нереально».

Речь заходит о том, что «Стритрейсеры» — кино, рассчитанное в первую очередь на молодежь и подростков, на что Чадов, то ли в шутку, то ли всерьез отвечает, что молодежь молодежью, а фильм они собираются посылать на «Оскар».

Но не боятся ли создатели, что после их фильма молодые люди, выйдя из кинотеатра, сами решат попробовать себя в роли уличных гонщиков, создавая тем самым аварийную ситуацию на дорогах и угрозу для собственной жизни?

«Я ответственности за этих молодых людей не несу. Мне самому 26 лет, и я считаю себя молодым человеком и отношу себя к сегодняшнему поколению, однако же я пристегиваюсь и не езжу со скоростью выше 140 км/ч, и то, если позволяют обстоятельства. То есть ночью, если нет потока движения, я могу позволить себе разогнаться. Но есть законы, и их надо соблюдать, а не смотреть кино, прыгать в машину и гнать. Этому учат в школе, в институте, в армии. А я ответственности за это не несу, и весь мир, который выпускает фильмы такого жанра, ответственности за это не несет».

Ребята из клуба Nightracing наперебой пускаются в рассуждения о том, что аварии на дорогах происходят по большей части из-за невнимательности и неумения водить, а вовсе не по вине стритрейсеров, которые гонят по строго определенным правилам в строго определенным местах, или кино.

Тема «Дураки на дорогах» актуальна, как никогда. В этом свете особенно интересно, принимал ли кто-нибудь из актеров участие в уличных гонках, хотя бы в качестве зрителя:

Алексей Чадов: «Я один раз погонял с товарищем. Проиграл. А так… Я — пас. Предпочитаю наблюдать со стороны».

Эльвира Болгова: «Я никогда не принимала участие в организованных гонках. Единственный раз был во время съемок, когда мы гонялись с Мариной. Трудность состояла в том, чтобы сделать все не как Бог на душу пошлет, а точно по времени и по камере. Надо было рассчитать скорость и траекторию движения так, чтобы не вываливаться из кадра».

Для Эльвиры Болговой экстрим на съемочной площадке становится привычной вещью. В «Стритрейсерах» она участвовала в гонках, во время съемок «Офицеров» побывала в горячих точках:

«Мне это интересно. Мне вообще не хватает таких съемок. Мне это нравится! Хотя в Офицерах ничего экстремального не было. (разочарованно) Прыгали с крыши на крышу, и все».

Под самый занавес появляется слегка запыхавшаяся Марина Александрова. У нее была уважительная, автомобильная причина для опоздания — актриса застряла в пробке:

«Мы ездили почти сами, почти сами выполняли трюки, — рассказывает она о своем опыте вождения во время съемок, — кроме тех, которые были связаны со столкновениями. Но дрифтинг я делать научилась! Сожгла при этом Феррари. В общем, отношения с автомобилями у меня сложились. Что такое дрифтинг?.. Дрифтинг — это когда машина крутится вокруг себя, стоя при этом на месте».

Алексей Чадов Картина «Стритрейсеры» выходит на экраны 6 марта, и его создатели уже развернули масштабную рекламную акцию — с развешенных по всему городу афиш на прохожих глядят главные герои, а кадры из фильма мелькают в рекламе сотового оператора. Сейчас актеры Алексей Чадов и Эльвира Болгова вместе с постановщиком трюком Виктором Ивановым готовы рассказать о своем детище. Ощутимо не хватает Стаса Бондаренко, главного уличного гонщика фильма, но зато есть несколько человек из клуба Nightracing, которые участвовали в выполнении трюков.

Разговор, конечно же, заходит о машинах. Виктор Иванов с ходу даже не может сообразить, сколько роскошных спортивных красавиц было разбито во время съемок и немного смущенно оправдывается:

«Извините, мы прямо со съемочной площадки и всю ночь разбивали что-то еще. — Машин для фильма было приобретено примерно на 300 тысяч долларов, все они остались там в Петербурге».

На каверзные вопросы о том, как же в «Стритрейсерах» удалось разогнать «Жигули» до Скорости 200 км/ч, Иванов с улыбкой отвечает: «При помощи компьютерной графики».

Алексей Чадов, Станислав Бондаренко А как насчет тех трюков, которые выполнялись вживую? Кто в этих случаях сидел за рулем — каскадеры или сами актеры?

«На Subaru ездили, на Феррари ездили, — вспоминает Алексей Чадов. — Феррари у нас была одна, и Слава Богу, что она дожила до последнего съемочного дня. Есть эпизод в фильме, где в кадр ее загоняли уже с толкача. Так что нам, конечно, разрешали погонять, но очень аккуратно, и все основные трюки выполняли профессионалы».

Тема быстрой езды близка Чадову не только в кино, но и в жизни:

«Меня останавливают за превышение скорости постоянно. Я очень люблю нашу милицию и ДПС за то, что с ними всегда можно договориться. В любой другой стране мира тебя останавливают, и дальше ты идешь пешком. Но у нас совсем другое дело, и мне это нравится».

Но довольно о машинах — в конце концов, любой фильм делают прежде всего люди. Чадов с удовольствием вспоминает, как ему работалось с режиссером Олегом Фесенко:

«Никакой особой тирании не было, да и бессмысленно с нами воевать. Со мной, по крайней мере. Поэтому мы просто нашли с Олегом общий язык. Он очень живой, доброжелательный человек, настоящий профессионал».

Алексей Чадов, Станислав Бондаренко Сам Фесенко, снявший как первый русский «Форсаж», так и «Ведьму», приехать не смог, так что на вопрос Кинопоиска о том, чем же «Стритрейсеры» отличаются от американских аналогов, отвечать пришлось все тому же Чадову:

«Ну, конечно, бюджетом. Последний Форсаж стоил около 60 миллионов долларов, включая гонорары актеров. У нас бюджет в десять раз меньше. Поэтому, конечно, Стритрейсеры отличаются от американских фильмов качеством, машинами, да и всем остальным. В фильмах такого жанра самое главное — заплатить нормальные деньги каскадерам и постановщикам трюков. В общем, все, что касается технической стороны. Я считаю, что за 6 миллионов долларов, которые у нас были, мы сняли неплохую картину».

Виктор Иванов кивает в знак согласия, а Алексей продолжает:

«А еще наш фильм слегка отличается историей, городом. Мне нравится, что снимали в Петербурге. Там получается какая-то другая картинка — машины немного потертые, и все какое-то будничное».

Алексей Чадов Так почему же все-таки для места съемок выбрали Петербург?

«Так уж сложилось. В Петербурге находится киностудия Черепаха, да и ночью там спокойнее снимать. Мы работали, и никто к нам не приходил, не задавал никаких вопросов, как это обычно бывает в Москве. Да и в столице закрыть дороги для съемок было бы нереально».

Речь заходит о том, что «Стритрейсеры» — кино, рассчитанное в первую очередь на молодежь и подростков, на что Чадов, то ли в шутку, то ли всерьез отвечает, что молодежь молодежью, а фильм они собираются посылать на «Оскар».

Но не боятся ли создатели, что после их фильма молодые люди, выйдя из кинотеатра, сами решат попробовать себя в роли уличных гонщиков, создавая тем самым аварийную ситуацию на дорогах и угрозу для собственной жизни?

«Я ответственности за этих молодых людей не несу. Мне самому 26 лет, и я считаю себя молодым человеком и отношу себя к сегодняшнему поколению, однако же я пристегиваюсь и не езжу со скоростью выше 140 км/ч, и то, если позволяют обстоятельства. То есть ночью, если нет потока движения, я могу позволить себе разогнаться. Но есть законы, и их надо соблюдать, а не смотреть кино, прыгать в машину и гнать. Этому учат в школе, в институте, в армии. А я ответственности за это не несу, и весь мир, который выпускает фильмы такого жанра, ответственности за это не несет».

Алексей Чадов Ребята из клуба Nightracing наперебой пускаются в рассуждения о том, что аварии на дорогах происходят по большей части из-за невнимательности и неумения водить, а вовсе не по вине стритрейсеров, которые гонят по строго определенным правилам в строго определенным местах, или кино.

Тема «Дураки на дорогах» актуальна, как никогда. В этом свете особенно интересно, принимал ли кто-нибудь из актеров участие в уличных гонках, хотя бы в качестве зрителя:

Алексей Чадов: «Я один раз погонял с товарищем. Проиграл. А так… Я — пас. Предпочитаю наблюдать со стороны».

Эльвира Болгова: «Я никогда не принимала участие в организованных гонках. Единственный раз был во время съемок, когда мы гонялись с Мариной. Трудность состояла в том, чтобы сделать все не как Бог на душу пошлет, а точно по времени и по камере. Надо было рассчитать скорость и траекторию движения так, чтобы не вываливаться из кадра».

Для Эльвиры Болговой экстрим на съемочной площадке становится привычной вещью. В «Стритрейсерах» она участвовала в гонках, во время съемок «Офицеров» побывала в горячих точках:

Марина Александрова «Мне это интересно. Мне вообще не хватает таких съемок. Мне это нравится! Хотя в Офицерах ничего экстремального не было. (разочарованно) Прыгали с крыши на крышу, и все».

Под самый занавес появляется слегка запыхавшаяся Марина Александрова. У нее была уважительная, автомобильная причина для опоздания — актриса застряла в пробке:

«Мы ездили почти сами, почти сами выполняли трюки, — рассказывает она о своем опыте вождения во время съемок, — кроме тех, которые были связаны со столкновениями. Но дрифтинг я делать научилась! Сожгла при этом Феррари. В общем, отношения с автомобилями у меня сложились. Что такое дрифтинг?.. Дрифтинг — это когда машина крутится вокруг себя, стоя при этом на месте».

Марина Александрова Одновременно она пытается показать это движение руками. Получается забавно, хотя до конца ее могут понять только профессионалы. Марина в прекрасном настроении и с теплотой отзывается об Олеге Фесенко:

«Я работаю с ним уже на третьей картине. Мне кажется, мы нашли общий язык. На мой взгляд, этот человек — настоящий профессионал в мире кинематографа. Он знает, чего он хочет и всегда знает, как будет снимать ту или иную сцену. У него есть масса вариантов, которые он предлагает актерам. Мы с ним начали разговаривать на одном языке. Мне кажется, это очень ценно, когда актриса находит своего режиссера».

Фильм «Стритрейсеры» выходит в российский прокат с 6 марта.

Оставить комментарий

Вы должны войти, чтобы оставить комментарий.